«Ирина Шведова» - 伝記、アルバム、曲、ビデオクリップ

Краткая Биография


Родилась и провела первые три года жизни в Кишиневе (Молдова), затем с семьей переехала в Киев.


Родители: Отец - Народный артист Украины, писатель Игорь Шведов (1924-2001)


мать - актриса Людмила Томашевская.


С шести лет занимается хореографией, музыкой, английским языком,


в девятилетнем возрасте начинает посещать студию юных дикторов Украинского радио,


и исполняет главную вокальную партию в детской радиооперетте,


с десяти лет занимается изобразительным искусством.


После рождения дочери Надежды окончила в Киевский институт театрального искусства им. И.К. Карпенко-Карого по специальности «актриса театра и кино».


Работала актрисой в Киевском Молодежном Театре,


за три года поставила два спектакля как балетмейстер.


В 1984 году принимала участие в IV Украинском конкурсе артистов эстрады


(г.Хмельницкий), стала Дипломантом в жанре вокала.


С июня 1986 года начала работать на эстраде


в Крымской государственной филармонии.


С 1988 работала в Киевском Мюзик-Холле и Театре Эстрады


С 1990 живет и работает в Москве


Лауреат Всесюзноготелевизионного фестиваля “Песня- 90” - “Белый вальс”,


«Песня-91» - “Америка-разлучница” в Москве.


“Америка-разлучница” также стала Лауреатом Первой премии


на Всесоюзном конкурсе телевидения г. Санкт-Петербурга “Шлягер-93”.


С 1993 года эти и другие песни входят в разные эстрадные и тематические сборники, в сборники песен караоке.


15 декабря 1996 года в Московском Театре Эстрады состоялся


бенефис-концерт И. Шведовой “Десять лет спустя” (реж. А. Левшин)


с участием российских звезд эстрады и кино.


15 мая и 2 декабря 2000 года –


два творческих вечера в Центральном Доме Работников Искусств.


26 января, 22 февраля и 9 марта 2001 г. В Москве была показана


сольная театрализованная программа «Фаэтон».


1993-95 гг. - три издания сборника «Ведьма» (винил, кассета и компакт-диск),


1997 год – бенефис-концерт “Десять лет спустя” (видеокассета),


2000 год – сборник “Америка-разлучница” (видеокассета),


2000 год - “Ватсон - ты и я!” (аудиокассета),


2002 год – сборник «Белый вальс» (аудиокассета).


1986 – концерты после аварии на Чернобыльской атомной станции,


1996 и 2000 – во время боевых действий в Чечне


(награждена Благодарностью и Грамотой Президента России),


1986-2004 гастроли по стране и за рубежом


Сотрудничает:


с известными авторами,


ведущими концертными залами, музыкальными коллективами


и творческими организациями Москвы.


Творческая биография


Молодых специалистов с Дипломами высшего образования, еще пахнущими свежими чер-нилами, направили в южную столицу - Кишинев. Папа - Василий Третьяк, многообещающий драма-тический тенор, профсо-юзный лидер, гордость Харьковской консерва-тории. И мама - актриса драмы, лирическая герои-ня, юная красавица, выпускница Харьковского театрального. Через де-вять месяцев под щедрым солнышком молдавской земли, наполняющим виноградные гроздья, я родилась под созвездием Тельца. В 1962 году мы - мой отчим, Народный артист Украины, писатель Игорь Шведов, и моя мать, драматическая актриса Людмила Томашевская, - переехали в г.Киев.


Я росла за кулисами маминого Академического Украинского Драматического театра имени Ив.Франко. Никогда не забуду страшную историю с Ларисой Хоролец, когда конкурентки, не найдя другого способа борьбы, подсыпали ей в обувь толченое стекло, и во время быстрого переодевания в темноте за кулисами она поистине ощутила, что такое поддержка коллег. Все актеры очень любят вспоминать веселый случай на гастролях в каком-то театре, где было очень холодно и мама посадила меня маленькую рядом с помощником режиссера, укрыв всеми пальто и шубами, которые висели на вешалках; угревшись, я задремала и во время слов Нонны Копержинской, обращавшейся к Владимиру Дальскому (“Кирочка, Кирочка!”), я спросонок решила, что мне кто-то кричит “Ирочка”, и выползла из-за кулис на сцену вместе с ворохом одежды и со словами: “Я здесь!” Став постарше, иногда я исполняла детские роли в спектаклях, а дома на моих глазах, а потом и с моей посильной помощью (в качестве звукорежиссера и машинистки) отец создавал свой уникальный Театр Исторического Портрета, театр одного актера, в котором он сам является автором, режиссером и исполнителем своих спектаклей, по сей день очаровывающих людей, заставляющих плакать, смеяться, и после выступления выстраиваться в длинную очередь, чтоб только поблагодарить за ни с чем не сравнимое, не изведанное ранее удовольствие.


С 6-летнего возраста занималась музыкой, английским языком и классическим танцем. В 1968 году, когда мне было девять лет, начала посещать студию юных дикторов на Украинском Радио и исполнила свою первую серьезную вокальную партию - главную роль Маши в детской оперетте В.Шаповаленко “Королева Зубная Щетка”, записанной с большим Эстрадно-симфоническим оркестром Ростислава Бабича и профессиональными актерами. Этот детский мюзикл про девочку, которая не любила умываться и попала в королевство Зубной Щетки, и сейчас иногда звучит в эфире (для прослушивания нажмите ЗДЕСЬ). Именно там, в студиях звукозаписи я познакомилась и вплоть до 1991 года сотрудничала в популярных радиопередачах со знаменитыми актерами: Натальей Ужвий и Евгением Пономаренко, Владимиром Дальским и Полиной Нятко, Николаем Яковченко, Нонной Копержинской, Богданом Ступкой, и другими звездами украинского театра и кино.


В 1973 году окончила четырехгодичную студию изобразительного искусства у прекрасного педагога Валентины Алексеевны Коробковой, которая кроме навыков в живописи прививала своим ученикам любовь к музыке, театру, истории, а также к красоте в человеческих отношениях; эта удивительная женщина уходила из студии глубоко за полночь, с огромной тщательностью следила за ее чистотой и дизайном, с бесконечной изобретательностью придумывала сценарии к нашим праздникам, с трогательной любовью и вниманием относилась к малейшим проявлениям наших способностей, так что мы стремились к ней всегда больше, чем домой; она поистине была нашим кумиром, нашей “второй мамой”.


В 1974 году я окончила музыкальную школу № 5 по классу фортепиано у Татьяны Константиновны Прокопюк, которая терпеливо переживала и мою неусидчивость, и нелюбовь к техническим упражнениям, а также хронический синдром бросания занятий музыкой, заставляя меня не распыляться в своих увлечениях, а сосредоточиться на чем- то одном, но это как раз и было для меня самое трудное. Я начала сочинять песни на стихи профессиональных и самодеятельных поэтов, три из которых в 1977 даже были записаны в моем исполнении и под собственный фортепианный аккомпанемент на радио.


С 1974 по 1980 год занималась бальным танцем в ансамбле “Ритм” у Валерия Николаевича Корзинина (участвовала в международных соревнованиях по классу “А”, занимала призовые места), это была для меня школа постижения пластики в самом широком смысле слова, именно там я начала ставить танцевальные номера, а подготовка к конкурсам превращалась у всех танцовщиц в настоящие курсы кройки и шитья, потому что придумать и сшить себе конкурсные наряды должны были мы сами, и удачно сотворенное, динамичное платье было залогом успеха!


Очень важным в жизни этапом была для меня встреча с Верой Васильевной Бодровой, которая была директором нашей бывшей женской гимназии, общеобразовательной школы № 153 имени А.С.Пушкина ( с гуманитарным уклоном). Вся школа боялась ее, как огня: очень строгая была женщина. Но мне покровительствовала. В результате это покровительство обошлось мне дорого: перед самым выпуском мои одноклассники решили, что я доложила директрисе об их хамском поведении по отношению к учителю на уроке автодела, обстоятельства сложились против меня, и доказать свою невиновность я не смогла, за что была наказана бойкотом на время всех выпускных экзаменов (ждать, что меня казнят утоплением в Днепре во время выпускного бала, как угрожали, я не стала, уехала встречать свой первый взрослый рассвет на Красной площади в Москве). Меня частенько освобождали от уроков, когда нужно было встретить иностранную делегацию и провести экскурсию на английском языке по кабинету истории, подготовить литературный вечер, отрепетировать праздничный сценарий, саккомпанировать на уроках танцев вместо заболевшего концертмейстера или устроить спевку школьного квартета “Катюша”, которым я руководила - какой простор для творчества! В школьных спектаклях мною были сыграны роли и в “Пиковой даме” П.И.Чайковского, и в новогодних сказках для малышей… И - что, наверное, самое для меня главное, - в это время я начала играть в музыкальной группе “а ля “Битлз” в соседнем профтехучилище (там были инструменты!) в секрете от папы и к тихому ужасу мамы, потому что вечеринки под наш аккомпанемент в зале ПТУ с погашенным светом трезвостью публики и интеллигентностью не отличались, но нам было все равно где, лишь бы играть и петь.


По окончании школы в 1976 году, работала секретарем (о, мой добрый ангел Андрей Емельянович Гречановский, он в приступах бешенства съел не один галстук, сражаясь с моей безалаберностью, безответственностью, бестактностью, упрямством и молодежной самоуверенностью!), машинисткой (боже мой, какие невозможные иероглифы приходилось превращать в печатные тексты, и какие невозможные темы люди выбирают для своих научных диссертаций!), концертмейстером (насколько, оказывается, приятнее, когда кто-то аккомпанирует твоему танцу!), вела детские танцевальные кружки (как интересно работать с детьми!), играла и пела в эстрадном оркестре Ильи Гасса (где стакан портвейна перед выходом на сцену был необходимым атрибутом, и где впервые меня потрясла смерть нашего саксофониста, который покончил с собой, оставив после себя целую тетрадь стихов, полных горечи и неразделенной любви)… Ушла из родительского дома и скиталась по каким-то подвалам и коммуналкам в поисках самой себя и своей независимости.


А через два года у меня родилась дочь Надюша, и в 1979 году я сдавала вступительные экзамены в Киевский Государственный Институт Театрального Искусства имени И.К.Карпенко-Карого, находясь в больнице с тяжело больным ребенком и по ночам лихорадочно перелистывая учебники. В то время, как мой дедушка дежурил возле маленькой Нюши, мастер, к которому я поступала на курс, Михаил Михайлович Карасев, ставил мне тройки по мастерству актера, вокалу и танцу принципиально, как ребенку известных театральных родителей, убежденный в том, что “на детях природа отдыхает”. Нужное для поступления количество баллов я набрала на истории и литературе, все четыре года доказывала свое право на профессию, и в результате чуть ли не единственная на всем курсе “отличников” получила “хорошо” на выпускном экзамене.


Огромную поддержку я всегда находила у педагога по сценической речи Валентины Николаевны Яременко, я и сейчас нуждаюсь в том, чтобы хоть иногда слышать ее голос в телефонной трубке, хотя бы раз в году, в ее день рождения, 8 марта. С легкой руки нашего танцмейстера, Анатолия Степановича Згурского, я совершенствовала себя как постановщик танцев, он доверял мне ассистировать выпускной экзамен по танцу и рекомендовал меня как балетмейстера для постановки нашего дипломного спектакля “Клоп” по пьесе В.Маяковского. В студенческое время много концертировала как танцовщица и участница вокального трио (сколько мы перепели народных песен!), а педагог по вокалу был почему-то убежден, что у меня колоратурное сопрано, и я упорно развивала верхние ноты, но на открытых зачетах чувствовала себя “не в своей тарелке”, от чего дрожала, как осиновый листок. Одну из дипломных работ защитила на сцене театра Ив.Франко, в спектакле “Дикий Ангел”, где моего отца играл выдающийся актер Валерий Ивченко (сегодня он работает в Большом Драматическом Театре Санкт-Петербурга), а мою маму - моя мама. В 1983 году получила Диплом Актрисы Театра и Кино.


После этого в течение трех лет работала в этом же институте преподавателем сценического движения, в Киевском Молодежном театре актрисой, концертмейстером и балетмейстером (постановка танцев и пластики в двух спектаклях “Репортаж” и “Золотой цыпленок” режиссера Виктора Шулакова, моего во многом Учителя, увлекающего неуемной фантазией, дающего свободу импровизации на репетициях, который помогал мне выживать среди “театральных акул” своей одержимостью в работе, своим необычным талантом и высокой духовностью), сыграла около 10 ведущих и эпизодических ролей (в “Сирано де Бержерак”, “За двумя зайцами”, “Сватанье на Гончаровке” и других спектаклях). В мае 1986 года, в составе нашей театральной концертной бригады, сразу после взрыва на Чернобыльской атомной станции, выступала перед участниками ликвидации последствий аварии.


Мой уход из театра был связан с одной стороны с моей нетерпимостью закулисных интриг, желанием большей свободы и независимости на сцене и стремлением к объединению жанров (драматического , вокального и танцевального), а с другой стороны спровоцирован ситуацией, созданной моим другом, Валерием Шевченко. Будучи на гастролях в Южно-Сахалинске, он решил познакомить меня с Юрием Иосифовичем Богатиковым, к тому времени уже Народным артистом Советского Союза, и познакомить, как я потом поняла, не просто так. У Валерия были далеко идущие планы. Он притащил мой аккордеон, на котором я всего две недели как выучилась играть, и чуть не насильно заставил меня петь перед мэтром нашей многострадальной эстрады. После чего мэтр расчувствовался (я приписываю это отнюдь не своему не в меру взволнованному исполнению и плохой игре на басах, а только лишь прекрасным стихам Кайсына Кулиева), и предложил мне на следующий день принять участие в его сольном концерте номером. Поскольку завистников в театре хватало, выезд на “халтуру” проводился в обстановке особой конспирации: аккордеон выносили через черный ход гостиницы и загружали в автобус с музыкантами, а я выходила налегке и садилась в “Волгу”, которая “случайно проезжала мимо”. Выступление на концерте было несравненно увереннее, потому что в деревянном сарае, где пришлось работать, оказался новенький “Стейнвей”, прием у публики был прекрасный (до сих пор не могу понять, почему,- судя по записям того времени, пением это назвать трудно,- наверное, брала искренностью и хорошими песнями), после чего я получила официальное приглашение “бросить этот чертов театр, что ты там забыла?” и работать в ансамбле “Крым” конферансье, клавишницей и певицей. Приняла участие в конкурсе вокалистов республики Украина в 1986 году в г. Хмельницкий, имею Диплом.


Сразу после конкурса начала сольную вокальную карьеру на эстраде, в коллективе Юрия Богатикова, в Крымской филармонии (г.Симферополь). В течение первого же года мы объездили почти весь бывший Союз: Камчатка, Сахалин, Сибирь, Забайкалье, Урал, Казахстан, Таджикистан, Украина, Балтика, Заполярье, - казалось, нет уголка, в который бы мы не заглянули, каждый день концерты (а то и по два, по три), перелеты, переезды… Всегда надо быть в форме, невзирая на болезнь, холод, жару , усталость, - это была настоящая школа, рядом с Юрием Иосифовичем, каждый концерт которого превращался в его исповедь, на сцену выходит не просто Мастер своего дела, талантливый Артист, а интереснейшая Личность, со своей философией, богатым жизненным опытом, глубокой душой. Как он со сцены читал стихи! Я сегодня с улыбкой вспоминаю наши споры о том, с какой стороны мне нужно положить шляпу или поставить аккордеон: я с трудом приспосабливалась к сцене, будто и не выходила на нее никогда, преодолевала волнение, придумывала мизансцены и держалась за них, как утопающий за соломинку, а мой шеф не разделял моих эгоистичных чувств и, посмеиваясь, распоряжался убрать все это с глаз подальше. А эти “зеленые концерты”, к которым с присущим мне юмором, я все же никак не могла привыкнуть, и рассказы о которых у артистов постепенно превращаются в анекдоты, когда мне устраивали сюрпризы в виде каких-то нелепых костюмов или надписей на дисплее моих клавиш (спасибо вам, дорогие Эдик Гейс, Саша Шульга, Вова Мачикин, Женя Ковзанович и все остальные, за науку музыкантскую и человеческую!).


Работа с Эдуардом Михайловичем Смольным, “глыбой” нашей эстрады, как называют его все артисты, занимает особое место в моем сердце: из его добрых рук вышло немало начинающих артистов на большую сцену, и каждый чувствовал себя рядом с ним единственным и неповторимым, вырастая в собственных глазах. Но если уж нарушил законы сцены или этики - тут пощады не жди, будешь выставлен и опозорен на всю оставшуюся жизнь! Общаясь со мной по телефону, Эдуард Михайлович попивал чай из кружки с моим изображением, каждый раз радостно сообщая о том, что целует мою фотографию с каждым глотком, и кричал в трубку через каждое слово: “Алё! Алё!”


В 1988-89 годах работала в Киевском мюзик-холле (художественный руководитель которого, Николай Баранов, является режиссером специально поставленного для участия в конкурсе “Ялта-88”, единственного в моем репертуаре, рожденного не по моей интуиции, а по взгляду со стороны номера - песни “Джордано”, которую мне на конкурсе, вылетев с первого же тура, исполнить так и не довелось, но которую я буду, наверное, исполнять всю мою сценическую жизнь: последние минуты Джордано Бруно перед восхождением на костер), в 1989-1991 - в Киевском Театре Эстрады, где исполнила роль Карэн в мюзикле “Серенада Солнечной Долины” с Биг-бэндом В.Шаповала, а также главные роли в других музыкальных спектаклях.


В 1990 году песня в моем исполнении “Белый вальс” получила Диплом во Всесоюзном фестивале “Песня года” Останкинского телевидения (Москва) и сразу стала признанной и известной среди зрителей. Интересно, что первой исполнительницей “Белого вальса” была Наталья Рожкова, исполнившая его на конкурсе солдатской песни в 1989 году в Виннице,- певица, которая взяла первое место на Всесоюзном конкурсе артистов эстрады, была и есть для меня примером существования на сцене, прочтения песни: пластика, эмоциональное драматическое исполнение, одежда, голос, интонации, глубина репертуара - все в ней очень мне импонирует (сейчас она работает в Московском Театре ОКОЛО дома Станиславского, и спектакль Юрия Погребничко “Русская тоска” с Наташей в главной роли вошел в десятку лучших на традиционном Эдинбургском международном театральном фестивале 1997 года).


В 1991 году в этом же конкурсе “Песня года” я исполнила песню “Америка-разлучница” тех же авторов, она тоже получила Диплом и стала любимым хитом не только в стране, но и в русской эмигрантской среде Америки, Германии, Израиля, ,Канады и других стран. Премьера ее состоялась на гастролях, на сцене Одесского театра оперетты, мне помогали стены гримерки, где обитал великий Водяной, и одесситы, родственники и друзья которых уезжали тогда за границу целыми дворами. Песня продержалась на Олимпе хит-парадов вплоть до 1993 года и заняла Первое место во Всесоюзном конкурсе “Шлягер-93” телевидения Санкт-Петербурга. Песня использована в фильме “Мусульманин” режиссера Владимира Хотиненко (1995), фрагмент в оригинальном исполнении (с катера звучит песня, а люди пытаются поймать уплывающие по реке рассыпавшиеся долларовые купюры) и фрагмент в исполнении одного из главных персонажей (“то, что все поют сегодня”) - героини Нины Усатовой.


Участие в “Песне года” стало возможным только благодаря тому, что пройдя сквозь коридоры Останкино (и встретив где лицемерие, где насмешки, а где унижение), в лице создателя и многолетнего режиссера этой программы Виктора Сергеевича Черкасова, я нашла единомышленника и поистине творческого человека, который взял на себя смелость впервые пригласить в программу меня, никому не известную певицу с песней, написанной практически никому не известными авторами, да еще с неугодной на то время в эфире темой - афганской. Виктор Сергеевич был интеллигентнейший человек старой школы, он всегда появлялся перед началом съемки на сцене в своей неизменной “бабочке” и говорил зрителям добрые слова, задавал тон, настраивал, чтобы помогали артистам. Авторитетом он сам пользовался таким, что не боялся упрекнуть звезду любой величины в присутствии других, если она опоздала или позволила себе нарушить ход репетиции, и в то же время профессиональное, отеческое, слегка ироничное отношение Виктора Сергеевича к артистам передавалось всей съемочной группе, это была атмосфера доброжелательности, которую не мог разрушить никто. Вопреки мнению редактуры, в частности, господина Холопенко, который счел “Америку-разлучницу” посредственной, Виктор Сергеевич снял в программе и эту песню, и она, так же как и “Белый вальс”, подхваченная радиоволнами, улетела, не зная границ.


В 1991 году был также курьезный случай с конкурсом “Ялта” (бывшая “Юрмала”, а теперь “Москва”). Редактор телевидения пригласила меня участвовать в этом конкурсе, где были исполнены “Америка-разлучница” и “Джордано”, после чего, возглавив жюри, состоявшее из трех таких же, как она, музыкальных редакторов, не допустила меня к участию в финале, несмотря на шумное возмущение болельщиков в зале. Разразился большой скандал в оргкомитете конкурса, звонки и телеграммы не только от зрителей, но и от дирекции, например, Ленконцерта в защиту меня и Сергея Рогожина, который оказался в такой же ситуации, некомпетентно отодвинутый в сторону. Не дали в обиду и друзья, Благотворительный коммерческий центр “Аленький цветочек” во главе с Геннадием Константиновичем Снустиковым, активно сотрудничавший на то время с Останкинским телевидением. В виде исключения меня внесли в списки финалистов, и я даже прошла жеребьевку… но памятуя осколки в сапожках Ларисы Хоролец, не стала испытывать судьбу, и не поехала в Ялту.


Звания “Песня года” в 1992 были также удостоена песня “Ведьма”. В 1993 и 1994 годах песни “Как поздно” и “Держи фасон” принимали участие в телевизионном фестивале “Хит-парад Останкино”. В 1993 вышла виниловая пластинка с сольным альбомом “Ведьма” (фирма граммзаписи “Апрелевка-саунд”), тиражом 10 000, в 1994 - аудиокассета (“Апрелевка-саунд”) тиражом 5 000, а в 1995 - компакт-диск (“Анима-вокс”) тиражом 5 000, с таким же названием. Песни “Белый вальс” и “Америка-разлучница” выходили также во многих других сборниках.


15 декабря 1996 года в Московском Театре Эстрады состоялся мой бенефис-концерт “Десять лет спустя” в постановке Александра Левшина, посвященный десятилетию работы на эстраде. В нем принимали участие мои родители - Игорь Шведов и Людмила Томашевская, Юрий Богатиков, Борис Брунов, Александра Пахмутова и Николай Добронравов, Евгений Жариков, Александр Панкратов-Черный, Сергей Шакуров, Николай Зиновьев, Николай Денисов, Юрий Рогоза, Андрей Косинский, Игорь Наджиев, Николай Бандурин и Михаил Вашуков, Вячеслав Малежик, трио “Гранд”, музыканты из Санкт-Петербурга Кирилл Герб, Сергей Захаренко и Михаил Бородулин (ансамбль “Реддо”) - мои дорогие авторы и люди, с которыми меня связывает давняя дружба. Получился теплый, семейный вечер на три с половиной часа, его видеозапись была в эфире по 31-му каналу, по кабельному ТВ Москвы и других регионов России. Компания “Милена-фильм” в 1997 году выпустила видеокассету “Десять лет спустя” с записью этого вечера, тиражом 5 000.


В 2000 году компания “Влад Лишбергов” выпускает тиражом 10 000 видеокассету с девятью лучшими видеозаписями последних девяти лет “Америка-разлучница” которая пошла в продажу не только на российский рынок, но и за границу: в Америку, Германию, Израиль, Индию т.д. А элитарный Международный клуб “Ватсон” выпустил тираж аудиокассет с записями песен последних трех лет, в этот сборник также включена “Америка-разлучница”, его название - “Ватсон - ты и я!”.


Являюсь членом Международного Детектив-клуба, возглавляемого Виктором Дудиновым, наш клуб объединяет целое созвездие людей искусства:

лучших актеров отечественного кино, составляющих его гордость и мировую славу: Александр Панкратов-Черный, Зинаида Кириенко, Сергей Шакуров, Евгений Жариков, Наталья Гвоздикова, Светлана Светличная, Александр Абдулов, Станислав Говорухин, Андрей Соколов, Александр Михайлов, Александр Белявский, Лидия Федосеева-Шукшина, Борис Щербаков, Леонид Куравлев и других;

известных писателей Аркадия Инина, поэта Симона Осиашвили, создателя знаменитого киножурнала “Ералаш” Бориса Грачевского;

звезд эстрады: Валентину Толкунову, Юрия Антонова, Ирину Понаровскую, Ларису Долину, Анатолия Днепрова, Игоря Демарина, Андрея Державина, Валерия Юрина, продюсера группы “На-На” Бари Алибасова- всех не перечислишь;

а также известных политиков и бизнесменов.


Эти люди на протяжении вот уже двух лет превратились в большую семью, где каждый поддерживает друг друга, где чествуют юбиляров, и вот уже постигли нас первые утраты: Юрий Владимирович Никулин, Борис Сергеевич Брунов, Евгений Семенович Матвеев, Георгий Степанович Жженов, Клара Степановна Лучко - светлая им память!


Сотрудничаю с разными концертными организациями (Госконцерт, Москонцерт, Театр Эстрады, Театр “Темп”, ГЦКЗ “Россия”, и другие) и общественными (член Общественного совета ГУВД Московской области, Союза музыкантов и эстрадных деятелей России), оркестрами (Академии экономической безопасности МВД РФ под управлением Феликса Арановского, Эстрадно-симфоническим оркестром под управлением Михаила Финберга, джаз-бэндом “Фонограф” поду правлением Сергея Жилина и др.). Награждена


Почетной Грамотой Президента России Бориса Ельцина


и Благодарностью Президента России Владимира Путина


за участие в концертах для российских войск во время боевых действий в Чечне (шквал аплодисментов, бесконечный поток военных билетов, а также беретов, косынок, курток, рук, спин, подставленных для автографов - вот где понимаешь, зачем ты выбрал профессию артиста, а может быть даже зачем родился - чтобы вернуть кому-то надежду, улыбку, а кому-то спеть в последний раз…).


Памятной медалью 850-летия Москвы,


Орденами “За служение Отечеству” III-й степени и “За служение Искусству”.


Самые интересные зарубежные гастроли - в 1996 году по Америке. За два месяца пребывания там, я работала в шести городах: Нью-Йорке, Чикаго, Бостоне, Майами, Сан-Франциско и Лос-Анджелесе, а между концертами принимала самое лучшее для меня лекарство от всех недугов - “Disney-Land”, “Universial Studio Holliwood”, “Broadway show” и Manhatten со всей его музыкальной ночной жизнью.


Гастролирую по стране и за рубежом с сольной программой из оригинальных песен российских авторов на русском языке, несколько песен переведены на английский и французский.